Философская антропология https://pa.iphras.ru/ <p class="a0" style="text-align: justify;">Журнал <strong>«Философская антропология / Philosophical anthropology»</strong> призван отражать историю и тенденции философского постижения человека. В нём освещаются основные этапы становления философии человека, многообразие антропологических учений, связь философской антропологии с другими направлениями философской мысли. Журнал призван проследить развитие философско-антропологических воззрений, раскрыть их глубину и богатство, показать своеобразие антропологических интуиций далёких и близких культур, выявить внутреннюю проблемно-смысловую близость конкретных философских выводов о человеке. Издание включает все разновидности философско-антропологического знания – культурную, социальную, политическую, историческую, религиозную, психоаналитическую, педагогическую антропологию. Кроме того, в журнале публикуются статьи, носящие междисциплинарный характер и освещающие человековедческие темы через призму культурологии, биологии, психологии, педагогики и других научных направлений.</p> <p style="text-align: justify;">Издание знакомит читателей с современным состоянием философско-антропологической мысли как в России, так и за рубежом.</p> Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт философии Российской академии наук ru-RU Философская антропология 2414-3715 Арсенал повседневного смысла https://pa.iphras.ru/article/view/7943 <p>Автор статьи рассматривает работу Артура Шопенгауэра «Афоризмы житейской мудрости» как поворотное событие в философской антропологии и этике. Шопенгауэр объявил войну рационалистической традиции. Европейскому рационализму он противопоставил иррационализм, торжество слепой веры, жизненных побуждений, культ абсурда. Всё это стало платформой для дальнейшего развития философии жизни. Новая философия обратилась к жизни как первичной реальности, целостному органическому процессу, который вообще предшествует разделению мира и духа, бытия и сознания.</p> <p>Немецкий философ пытался создать единое воззрение на судьбы тела и души. Жизнь в его системе рассуждений оценивается как нечто такое, чему лучше было бы не быть. Земное существование, по его мнению, — это определённого рода промах и случайность. Её можно также оценивать как эпизод, бесполезным образом нарушающий душевный покой Ничто.</p> <p>При этом автор показывает, что нельзя однозначно оценивать учение Шопенгауэра как пессимистическое. Следует, скорее, говорить о том, что философ изобличает оптимизм как в корне ложный взгляд на бытие. Установка на преодоление оптимизма составляет существенную черту мышления А.&nbsp;Шопенгауэра.</p> Павел Гуревич Copyright (c) 2022 Философская антропология 2022-06-30 2022-06-30 8 1 6 26 10.21146/2414-3715-2022-8-1-6-26 Каким человеком был Фрейд? Был ли он хорошим парнем? https://pa.iphras.ru/article/view/7944 <p><strong><em>От переводчика</em></strong></p> <p>Пол Розен — известный американо-канадский политолог, историк философии и психологии, автор более десятка монографий и множества статей, также издатель и публикатор материалов по истории психоаналитического движения и биографии Зигмунда Фрейда на Западе. Доктор философии, профессор социальных и политических наук, преподавал в Гарвардском, Оксфордском, Чикагском, Кембриджском (США) и Торонтском (Канада) университетах.</p> <p>Содержание данной статьи тесно примыкает к изданной в нашей стране самой известной книги П.&nbsp;Розена «Фрейд и его последователи» (1976; в переводе Вл.&nbsp;Старовойтова (2005)). В её основе большое число архивных документов, материалы сотен интервью у выживших друзей, родственников, коллег и пациентов З.&nbsp;Фрейда. Сама Анна Фрейд предоставила Розену доступ к архиву Британского психоаналитического института. Эта книга не просто дополняет обстоятельный труд официального биографа Фрейда Э.&nbsp;Джонса (во многом апологетический); Розен затрагивает и исследует неприглядные и достаточно болезненные аспекты личной и научной биографии Фрейда, а также отношений между психоаналитиками его ближайшего круга. Практически этому же посвящена и данная статья, на основе которой П.&nbsp;Розен сделал несколько докладов на международных конференциях, один из которых я слушал и получил письменное разрешение на перевод. Новаторским является и подход автора к возникновению психоанализа, включение в число его источников памятников мировой философской и политической, даже юридической мысли.</p> <p>Я познакомился с Полом на 41-м Конгрессе Международной Психоаналитической Ассоциации в Чили в 1999&nbsp;г., встречался позднее за границей, переписывался с ним, получал от него его труды; опубликовал воспоминания о встречах с ним. В кругах западных психоаналитиков П.&nbsp;Розен имел репутацию «контроверзного» психоаналитического автора, конечно же, по причине отсутствия трепета перед культовыми фигурами психоанализа, включая самого Фрейда. А в моей памяти Пол остался светлым, гармоничным, по-интеллигентному обаятельным человеком, открытым к общению, с искренним интересом к любому собеседнику. Я всегда буду помнить его.</p> Пол Розен (1936–2005) Александр Кантор Copyright (c) 2022 Философская антропология 2022-06-30 2022-06-30 8 1 27 45 10.21146/2414-3715-2022-8-1-27-45 Рождение бессознательного из духа трагедии https://pa.iphras.ru/article/view/7945 <p>В статье анализируется театральный дискурс рубежа XIX–XX&nbsp;веков на примере творчества Г.&nbsp;Ибсена, М.&nbsp;Метерлинка и А.П.&nbsp;Чехова с целью проследить формирование понятия «бессознательное» в литературе и драматургии эпохи появления психоанализа и его отличие от клинического понятия. Исследуются такие новые выразительные средства, как риторика сновидения, вытесненные воспоминания, молчание как элемент диалога, игра означающих. Опираясь на психоанализ З.&nbsp;Фрейда и Ж.&nbsp;Лакана, автор доказывает, что театральная реформа, осуществлённая драматургами «новой драмы», вводит в диалог Другого как адресата высказывания.</p> Надежда Вашингтон Copyright (c) 2022 Философская антропология 2022-06-30 2022-06-30 8 1 46 61 10.21146/2414-3715-2022-8-1-46-61 Опыт самореферентного сознания https://pa.iphras.ru/article/view/7946 <p>Философия сознания на данный момент времени является одной из ведущих областей исследований, затрагивающих социально-гуманитарные, точные и когнитивные науки. Область распространения её влияния коррелирует как с изначальными актуальными направлениями, связанными с экспликацией природы сознания, психофизической проблематикой, так и в общем с психикой человека.</p> <p>В частности, философия сознания была актуализирована в области аналитической традиции, где упор делался на логический анализ языка, а в свете отказа от психофизической проблемы философия сознания реализовалась в XX&nbsp;веке в экзистенциализме и феноменологии.</p> <p>Осмысление природы сознания или, конкретно, проблемы, связанные обозначением, дескрипцией и систематизацией следственности и процессуальности сознания, наиболее остро звучат в настоящее время. Наблюдаемые в последние десятилетия интуиции, разворачивающиеся вокруг новых теорий, приближают нас к некоторым тенденциям, воплощающим как конвергенцию континентальной и аналитической традиций, так и сам неисчерпаемый потенциал данного поля обзора.</p> <p>Сосредоточение локуса внимания на данной тематике имеет неслучайный характер. Вследствие того, что изучение сферы сознания определило такую область, в поисках которой философская мысль находится не одно столетие, мы считаем значимым продолжить путь или попытки экспликации того, что могло бы быть названо «чистым сознанием», которое в своём самополагании уже может иметь некоторые характеристики, не предполагающие своё существование ранее.</p> Анна Сацукевич Copyright (c) 2022 Философская антропология 2022-06-30 2022-06-30 8 1 62 76 10.21146/2414-3715-2022-8-1-62-76 Свобода и учреждение определяющего внешнего https://pa.iphras.ru/article/view/7947 <p>Статья посвящена проблеме человеческой свободы, которая зачастую понимается двояко, что приводит к противоположным утверждениям о ней и о человеке соответственно. Так, с одной стороны, могут говорить о человеке как свободном изначально и необходимо в смысле невозможности перестать быть свободным. А с другой, о том, что его свобода — результат некоего усилия по её достижению. Таким образом, подобная свобода уже не изначальна и не присуща человеку с необходимостью. Цель настоящей статьи — рассмотреть второе понимание свободы. Такой анализ должен стать как вкладом в понимание человека и сущности его свободы, так и возможностью прояснить соотношение утверждений о его свободе, где используются различные смыслы последней. В первой части автор делает акцент на определении «возможной» свободы, обладание которой лишь возможно и может быть связано с усилием. Её отсутствие, считает автор, связано с учреждением человеком благодаря способности воображения чего-либо внешнего по отношению нему силой влиять на реализацию в человеке спонтанности. Во второй половине на примерах более подробно рассматриваются возможные причины (не)свободы в указанном её смысле и механизмы становления (не)свободным.</p> Максим Горбачев Copyright (c) 2022 Философская антропология 2022-06-30 2022-06-30 8 1 77 88 10.21146/2414-3715-2022-8-1-77-88 Укрощение строптивых. О случайности в искусстве https://pa.iphras.ru/article/view/7948 <p>В статье исследуется тема случайности в искусстве. Термин «случайность» очень широко используется в разговорной речи и варьируется от случайной встречи до случайного результата от брызг краски или случайного результата броска игральной кости. Во многих областях науки термин случайности используется в более узком смысле для случайных экспериментов с вычисляемыми или статистически оцениваемыми вероятностями возможных результатов. В то же время для многих художественных целей, от стремления к естественности изображения до «имитации» природы посредством художественного творчества, использование случая кажется абсолютно необходимым, что влечёт за собой ответственность художника в принятии этой необходимости, ибо уже само творческое обращение со случайностями требует искусства. Поэтому имеет смысл проводить различие между двумя концепциями случайности: ошибочной случайностью, в которой вероятности неисчислимы, и алеаторической, или вероятностной случайностью, в которой отдельное событие не может быть вычислено или предсказано, но в которой вероятности могут быть рассчитаны или определены.</p> <p>Подобное понимание и подобная дилемма, собственно, и указывают на круг тем, затронутых в этом эссе. В обоснование своих воззрений на природу и специфику проявлений случайности в искусстве автор опирается на концепцию искусства Аристотеля, работы современных исследователей — Т.&nbsp;Адорно, Р.&nbsp;Арнхейма, Т.&nbsp;Больцано, Х.У.&nbsp;Река, П.&nbsp;Гендоллы, композиторов Пьера Булеза и Джона Кейджа.</p> Отто Ноймайер Анатолий Липов Copyright (c) 2022 Философская антропология 2022-06-30 2022-06-30 8 1 89 117 10.21146/2414-3715-2022-8-1-89-117 Эстетика китайского кинематографа нового времени https://pa.iphras.ru/article/view/7949 <p>Китай, находящийся на грани между традицией и модернизацией, вступил в новую эпоху открытий и перемен, в которой разнообразные исторические и современные идеи стремятся к разнообразию перспектив. Движение за освобождение искусства и культуры, по сути, требовало освобождения от оков левой идеологии, но также и изменений в форме, поскольку оно отражает скромность и преобразование жизни, основанные на принципах традиции. История китайского кинематографа началась в 1905&nbsp;г. В этом году был снят первый фильм по опере «Битва при Динцзюньшане», успешно поставленной в Пекине.</p> <p>Центром китайского кинематографа в то время был Шанхай, где в 1908&nbsp;г. был построен первый кинотеатр. В 1920-е гг. в Шанхае были основаны первые кинокомпании, базирующиеся исключительно в столице. Одной из них была кинокомпания Минсин, основателями которой стали Чжэн Чжэнцю и Чжан Шичуань. Её самыми известными хитами были «Любовь рабочего» (1922) и «Как сирота спас дедушку» (1923), оба снятые Чжан Шичуанем. Фильмы, снятые в то время, были в основном мелодрамами, семейными драмами и экранизациями китайских легенд.</p> <p>Ситуация во всей стране, а следовательно, и в китайском кинематографе изменилась в 1927&nbsp;г., когда к власти в стране пришел Гоминьдан. Главной темой фильмов стала классовая борьба и пробуждение китайского национального духа перед лицом иностранной угрозы. Кроме того, это было время, когда впервые в кино появился звук, что усложнило производство фильмов и децентрализовало кинобизнес. Режиссёры, говорящие на кантонском диалекте, переехали в Гонконг, который с тех пор стал оплотом коммерческого кинематографа, независимого от диктата правительства. Режиссёры, работающие на мандаринском, официальном языке, оставались в кругу официальных властей и их директив. Национал-социалистическое движение принесло такие фильмы, как «Весенние шелкопряды» (Chun can, 1933) и «На северо-запад» (Dao xi bei qu, 1934) Бугао Чэна или «Богиня» (Shen nu, 1934) У&nbsp;Юнгана.</p> <p>Это исследование основано на анализе исторических документов и основных материалов по эстетике. Было изучено влияние эстетики на кинопроизводство, и специфика каждого из них была осмыслена герменевтически.</p> Ариунаа Шажинбат Хас-Эрдэнэ Ишноров Copyright (c) 2022-06-30 2022-06-30 8 1 118 127 10.21146/2414-3715-2022-8-1-118-127 Отождествление Эсава-Эдома с Римом у таннаев и особенности братских отношений между Яаковом и Эсавом https://pa.iphras.ru/article/view/7950 <p>Несмотря на поражение в борьбе с Римом и римское завоевание Иудеи, еврейские авторы во II веке начали ассоциировать Римскую империю с отверженным братом Яакова-Исраэля – Эсавом. Будучи политически более слабыми, они пытались одержать победу над завоевателями в идеологическом плане, перевернуть установившуюся ситуацию и показать, что не евреи, а Римская империя потерпела поражение. В статье проведён обзор литературы по проблеме отождествления раннераввинистическими авторами современной им Римской империи с уже развитым библейским образом Эдома.</p> Ольга Зволинская Copyright (c) 2022 Философская антропология 2022-06-30 2022-06-30 8 1 128 135 10.21146/2414-3715-2022-8-1-128-135 Марк Аврелий https://pa.iphras.ru/article/view/7951 <p>Марк Аврелий Антонин (121–180) — последний крупный представитель Поздней Стои и всей стоической традиции, римский император (с 161&nbsp;г.). Главное сочинение «К самому себе (Размышления)» на греческом языке — сборник записей, которые он, скорее всего, делал лично для себя и не предназначал для посторонних. Марк Аврелий обладал достаточно широким историко-философским кругозором. Временами у него проглядывают гераклитовские, платонические и эпикурейские мотивы, но общее предпочтение он отдаёт стоицизму. Марк Аврелий затрагивает некоторые вопросы стоической логики (типы суждений и теория познания) и физики (в особенности тотальную каузальность и провиденциальную телеологию), но главное внимание уделяет этической тематике. Вслед за Эпиктетом он особенно резко выделяет аспект нравственной автономии, внутренней честности, умения владеть собой (большое внимание уделяется нравственной авторефлексии), принципиальную важность «свободы выбора» и «правильного пользования представлениями». Темы заботы о всеобщем благе и космополитический пафос Стои обретают особое звучание в устах повелителя мировой империи.</p> Александр Столяров Copyright (c) 2022 Философская антропология 2022-06-30 2022-06-30 8 1 136 157 10.21146/2414-3715-2022-8-1-136-157 Эстетика https://pa.iphras.ru/article/view/7952 <p>В статье показано становление эстетики как науки в европейско-средиземноморском ареале в двух основных парадигмах: имплицитной, когда эстетические представления формируются внутри различных дисциплин (филологии, философии, риторике, теории искусства и т.п.), и эксплицитной, когда появляется собственно наука эстетики со своим предметом и своими категориями. Выявлено смысловое поле эстетики и её фундаментальные категории: эстетическое, вкус, прекрасное, возвышенное, трагическое, искусство. Дано развёрнутое многоуровневое определение эстетики, суть которого сводится к следующему: эстетика — это наука о неутилитарных субъект-объектных отношениях, в результате которых субъект в процессе конкретно-чувственного восприятия особого класса объектов или созидании их достигает абсолютной личной свободы и полноты бытия, сопровождающихся духовным наслаждением; это наука о таком опыте освоения реальности, который основан на созерцании или выражении в чувственно воспринимаемой форме абсолютных ценностей, не поддающихся адекватному словесно-понятийному выражению, но явленных субъекту в переживании им сопричастности полноте бытия.</p> Виктор Бычков Надежда Маньковская Copyright (c) 2022 Философская антропология 2022-06-30 2022-06-30 8 1 158 187 10.21146/2414-3715-2022-8-1-158-187