Растения философов: Интеллектуальный гербарий (Августиновы груши (глава 4) , Пальма Маймонида (глава 6) )

  • Майкл Мардер Университет Страны Басков (Испания)
  • Валетина Кулагина-Ярцева Институт философии РАН
  • Наталия Кротовская Институт философии РАН
Ключевые слова: Августин, исповедь, польза, наслаждение, трансцендентный абсолют, Маймонид, Повторение Торы, arbor sacra, теория сфер, питательная душа

Аннотация

Журнал продолжает публикацию переводов отдельных глав книги известного феноменолога Майкла Мардера «Растения философов (Интеллектуальный гербарий)». Из двенадцати историй выбраны четвёртая, «Августиновы груши», и шестая, «Пальма Маймонида».

В главе «Августиновы груши» первое признание в «Исповеди» Блаженного Августина касается эпизода с кражей груш, которую он совершил в компании приятелей-подростков. Сегодня большинство из нас воспримет эту кражу как относительно невинную подростковую шалость. Однако для Августина этот акт носит символический характер, так как, по его словам, он жаждал не груш, а запретного плода и острых ощущений от нарушения закона. Действительно ли данные события имели место, отношения к делу не имеет. Требовать отделить реальное от воображаемого — значит игнорировать главное послание Августина и его метод. Мир для него — вопрос интерпретации, промежуточный шаг к божественному. Всё, что относится к эмпирически реальному, меркнет по сравнению с «фикциями» веры, надежды и любви, которыми вымощена дорога на небеса.

Отделение растительных процессов от самих растений, жизни — от непрерывного роста, а физиологической активности — от смертного организма препятствует их витальности. Плод, не гниющий в обличье благого дела, и память, вечно хранящаяся в Боге, — теолого-метафизические фантазии, разрушающие суть метафоры, несущей их в себе.

Если характерными философскими жестами Августина являются одухотворение, интериоризация и использование аллегорий, то его этика, хотя и ищет легитимацию в дискурсе естественного права, построена на очевидном лишении жизни её естественных свойств. Подавляя растение внутри себя, Августин исключает настоящие растения из сферы моральной значимости. Хотя плоды земли аллегорически олицетворяют дела милосердия, милосердный подход к растениям признан неуместным. Неудивительно, что Августин практически не проявляет интереса к самим растениям, относясь к ним, как к полупрозрачным экранам, через которые просвечивает божественный порядок.

Если мы хотим, чтобы философия Августина оставалась актуальной и сегодня, из скорлупы её теологического отрицания мира необходимо извлечь этическое ядро. Теперь, когда трансцендентный абсолют более не застрахован от вопросов, уверенность в том, что мир существует ради чего-то внешнего, неизбежно рушится. В процессе оплакивания утраты абсолютов следует вспомнить о смысле модифицированного девиза Августина: Mundo frui! Наслаждайтесь миром!

Глава «Пальма Маймонида» посвящена Рабби Моисею Бен Маймону — Маймониду, представившему единое мировоззрение, основанное на теориях его предшественников, и систематизировавшему религиозные законы в кодексе из четырнадцати томов — «Повторение Торы». Маймонид уделяет внимание повседневным мелочам, например тому, что разрешено и что запрещено соблюдающим Шаббат; подробно описывает правила, регулирующие продажу, подарки и право пользования собственностью. Он требует, чтобы от оливкового дерева оставляли нетронутым пень с двумя побегами. Но пальмы можно выкорчёвывать с корнем, потому что они не дают побегов, — т.е. эти деревья могут быть подвергнуты неограниченному насилию. Автор называет пальму arbor sacra, отсылая тем самым к введённому Дж. Агамбеном понятию homo sacer.

Утверждение Маймонида — «человек имеет ошибочное представление о себе и верит, что весь мир существует только ради него» — вполне могло бы служить объединяющим лозунгом в сегодняшней борьбе против господства человека над природой. «Путеводитель растерянных», главный философский труд Маймонида, содержит ясные и строгие сведения о растениях. Маймонид предпочитает объединять растения с неорганическими веществами, а не группировать растения вместе с животными. Его «Книга чистоты» восхваляет очищающие свойства почвы, или, точнее, прикрепление растения к почве. Независимо от загрязнения семян, их ростки очищаются, как только они пускают корни, возрождая свою изначальную связь с божественным началом существования. Но рост растений ставит под угрозу саму целостность Закона. Чтобы контролировать избыток растительного сырья, Маймонид отстаивает чистоту видов. Растения тривиальны и, следовательно, недостойны божественного интереса. Возникает цепная реакция: растениями пренебрегают, предоставляют их самим себе, и впоследствии они становятся всё более загадочными. Их свобода всё ещё более радикальна, чем та, что присуща свободной воле человека.

Скачивания

Данные скачивания пока недоступны.

Биографии авторов

Майкл Мардер, Университет Страны Басков (Испания)

профессор философии. Баскский научный фонд, философское отделение

Валетина Кулагина-Ярцева, Институт философии РАН

научный сотрудник

Наталия Кротовская, Институт философии РАН

научный сотрудник

Опубликован
2023-06-30
Как цитировать
Мардер М., Кулагина-Ярцева В. ., Кротовская Н. . Растения философов: Интеллектуальный гербарий (Августиновы груши (глава 4) , Пальма Маймонида (глава 6) ) // Философская антропология. 2023. Т. 9. № 1. С. 108-144.
Раздел
Феноменология